Цели банков против целей потребителя

Есть ли шанс у ЦБ в цифровом поле при конкуренции с частными решениями?

Автор оригинальной статьи: JP Koning — яркий представитель блогосферы, занимающийся денежно-кредитной экономикой и историей денег в своем блоге Moneyness.

Центральные банки – 350 килограммовые гориллы современной финансовой вселенной – в значительной степени держали руки подальше от биткоина и других криптовалют, предпочитая следить за развитием событий на расстоянии.

Изменится ли это в 2018?

Кто-то предполагает, что в 2018 году центральные банки начнут добавлять биткоины в свои балансовые ведомости. Я так не думаю. И вот почему: среднестатистический приобретатель биткоина имеет совершенно иные цели в сравнении со среднестатистическим банкиром.

Держатель биткоина хочет прибавку в 10 000% к стоимости и анонимные транзакции. Банкиру не нужна высокая доходность, как и анонимность не требуется. У них обязательства по облигациям и обеспечение стабильности валюты для своих сограждан. Сохранение стабильности активов, которые центральные банки держат в своих портфелях, — их ключевая задача.  

Если покупательная способность денег начинает стремительно падать относительно целевых показателей, банкиры пытаются предотвратить это падение путем покупки необходимого количества валюты. Для этого требуется продажа активов из своих портфелей, либо открытые биржевые торги.

Активы, которые не подвержены значительной флуктуации, например, государственные облигации, могут считаться стабильным материалом для торговли на открытых рынках. Однако цена биткоина регулярно колеблется на 20-30% в неделю. Учитывая такую волатильность, банкир не может рассчитать цену биткоина для обеспечения возможности обратного выкупа валюты в будущем.

Это означает, что биткоины не могут помочь банкиру решить задачу по достижению стабильной цены, и я не ожидаю, что хоть кто-то из них начнет использовать биткоин или любую другую криптовалюту в своих портфелях.

Сейчас может быть и найдутся несколько Центробанков, кто добавляет незначительное количество криптовалюты в свои балансовые ведомости, то только в качестве политического трюка. В частности, я могу представить, что какой-нибудь ЦБ Ирана или ЦБ РФ однажды может сообщить, что они уменьшают свои долларовые резервы в небольшом объеме и меняют объем на биткоин. Но это могло быть лишь способом нанесения удара по непосредственному врагу, а не в целях рационального продвижения своего ЦБ.

Цифровая валюта центрального банка

Множество центральных банкиров рассматривают идею выпуска собственной цифровой валюты, или создания цифровых счетов для своих клиентов. Эти токены могут быть выпущены в рамках блокчейн, хранится на обычных счетах или на смарт-картах. В отличие от биткоина этот формат денег был бы с фиксированной ценой, то есть был бы приравнен к банкноте в 1$.

Я думаю, что в 2018 маловероятно, что кто-то из банков представит свои счета в цифровой валюте. Существует значительная вероятность, что банки дадут задний ход, — снизят свои усилия по внедрению цифровых платежей, кода они больше углубятся в тему и поймут, с какими трудностями им предстоит столкнуться.

В чем суть проблемы: для ЦБ это имеет смысл лишь в том случае, когда на выпуск цифровых денег или публичных счетов есть достаточный спрос. Остается непонятным, когда этот спрос возникнет, если уже существуют частные банковские счета, предоставляющие тот же набор услуг, который, гипотетически, может предложить центральный банк в рамках своего продукта.

К примеру, одно из отмеченных преимуществ цифровой валюты от ЦБ в том, что граждане могут воспользоваться «безрисковыми» деньгами для своих накоплений. Однако с учетом существующей практики страхования вкладов вплоть до очень больших сумм, деньги и так на 100% находятся в сохранности. Поэтому нет никаких очевидных факторов для изменения существующего положения дел.

ЦБ не в состоянии конкурировать с платежными системами, существующими в частном секторе.

Будет ли Народный банк Китая (PBOC) работать эффективнее запустив свою платежную сеть, чем Alibaba или Tencent? Сможет ли Банк Канады предложить платежный продукт, который будет превосходить продукты коммерческих банков в Канаде, например, TD или CIBC, которые предлагают ряд других сервисов совместно со своими платежными системами. Скорее всего, нет.

Цифровая валюта ЦБ может получить общественную поддержку в случае каких-то уникальных сервисов, альтернативы которым нет у частных банков: анонимность. Всем известно, что использование наличных денег, помимо иных причин, повышает анонимность. Таким образом, анонимность способствует внедрению цифрового формата наличности. Но это может выбить центральные банки из их зон комфорта и ввергнуть в бесконечные дебаты об анонимности и финансовой цензуре.

В результате, единственный проект цифровых денег для ЦБ, который хоть как-то будет конкурировать с частными решениями, должен содержать анонимность, но только немногие центральные банкиры, кто действительно понимает ценность анонимности, как публичного сервиса, смогут управлять этими проектами, не взирая на критику.

К сожаления, не так-то и много банкиров, готовых принять на себя такие риски.

Регулирование

Тем не менее, с учетом нерешительности центральных банков как к покупке криптовалюты, так и во внедрении CBDC, остается поле, на котором они проявят себя в 2018 году – регулирование.  Поскольку криптовалюты всё более интегрированы в традиционный финансовый сектор, — посредством фьючерсов, ETF, хедж фондов, или кредитов на покупку биткоинов, — нарастает ощущение рискованности криптовалютных рынков, которое распространяется на традиционные рынки.

Центральные банки переживут взлет криптовалют. Но поскольку у них роль наблюдателей, я ожидаю их нарастающее повышенное внимание, так как это всё больше рассматривается, как собственная ответственность за вмешательство в регулирование сектора.

Предстоит увидеть, какую форму примет регулирование.