#южная корея#трейдинг#мошенничество#инсайд#обвинения

Инсайдерская торговля криптовалютами набирает обороты

Корейские госслужащие обвиняются в биржевой торговле по инсайдам

Прошедшая неделя, полная замешательства и споров по поводу регулирования криптовалют в Южной Корее продолжает эхом звучать в новостях. Как сообщает местная газета Chosun, некоторым из корейских государственных чиновников были предъявлены обвинения в инсайдерской торговле криптоактивами.

Согласно сообщениям СМИ, в четверг, 18 января, некоторые правительственные чиновники Службы финансового надзора (FSS), были заранее осведомлены о государственных инициативах полного запрета или серьезного ограничения криптовалютной торговли. Незадолго до того, как информация о запретах стала общедоступной, они, руководствуясь этими сведениями, приняли участие в биржевых торгах.

Глава Службы финансового надзора Чой Хён-сик подтвердил подозрения на встрече с журналистами в четверг, признав: «Информация осведомителей подтвердилась. Мы установили, что некоторые чиновники действительно совершили эти действия».

После того, как крайне непопулярные и противоречивые заявления Сеула о криптовалютном регулировании вызвали массовое возмущение, обвинения, равносильные коррупционным, еще больше ослабили позицию правительства. Общественная петиция, требующая упразднить препятствия к увольнению некоторых скандальных министров, насчитывает уже более 200 000 подписей, а это означает, что ответ правительства требуется в течение 30 дней.

Между тем, законность любого криптовалютного актива на внутреннем рынке остается под вопросом. Иронично, что именно неопределенный юридический статус токенов не позволяет государству применять по отношению к ним полностью контролируемые механизмы управления. Официальный представитель Службы финансового надзора заявил: «Кодекса этики и поведения криптовалютного инвестора в правилах нашего ведомства не существует, поэтому на данном этапе сложно сказать что-либо о наказании».

Корейские газеты также сообщают, что чиновники могут быть обвинены не в инсайдерской торговле, но в более общем правонарушении — «злоупотреблении служебной информацией».